Назад к списку

Крав Мага в жизни и работе.  

Третьего дня заглянул ко мне в спортзал хороший парень Рома Харитонов - мой бывший студент, а ныне выпускник журфака МГУ. Помнится в 2010-м году он пришёл ко мне в группу, чтобы подтянуть физическую форму и научиться постоять за себя. Тогда он был ещё практически школьником, но уже страдал от лишнего веса, носил смешные очки с толстенными стёклами, начинал задыхаться в первые же секунды физической активности и всем своим видом давал понять окружающим, что является классическим "мальчиком для битья". Не без скептицизма с моей стороны мы приступили к тяжёлому, систематичному тренингу. Но парень сам оказался не промах. Видимо имел добротный внутренний стержень и здоровую спортивную злость. Как бы то ни было, примерно через полтора года он изменился настолько, что никто бы не узнал в нём вчерашнего неуклюжего очкарика. Он стал вполне атлетичным, функциональным и уверенным в себе мужчиной. 


 Примерно в это же время мне пришлось приостановить свою тренерскую деятельность из-за того, что я поступил на службу в ряды лётных маршалов, и бешеный график полётов не смог позволить мне продолжать заниматься любимым делом. Последующие 5 лет я лишь изредка общался со своими бывшими студентами посредством соцсетей, а с Романом и вовсе потерял связь, так как учёба в МГУ не оставляла ему времени на праздное посещение просторов интернета. До тех пор пока на днях он не появился в нашем спортзале. Прямой и подтянутый как струна, с сияющей на лице улыбкой успешного человека. Обнялись. Присели в тренерской обсудить за чашечкой чая наши новости, многочисленные события пролетевших пяти лет. Оказалось, что Рома год назад защитил диплом и трудится в редакции одного модного журнала спортивно-развлекательной тематики. А после того как я вкратце рассказал о своей работе в качестве скай-маршала, у него родилась идея небольшого журналистского интервью, которое можно было бы предложить в качестве интересного материала для своей редакции. Поскольку я всегда открыт для общения как официальном так и в неофициальном форматах, я с лёгкостью согласился на этот разговор, и вот что из него получилось. Публикую данную стенограмму на своей странице с любезного разрешения Романа))  
Р.Х.: Привет, Азат! Спасибо, что согласился ответить на несколько вопросов от редакции нашего журнала. Тема всё же интересная и актуальная. 
 А.Ф.: Привет, Роман! Всегда рад дружески пообщаться с прессой, и особенно с тобой. Как говорил мой первый инструктор: "Пиар лишним не бывает". 
 Р.Х.: Отлично! Тогда сразу первый вопрос. Мы знаем, что ты около пяти лет трудился в одной из российских авиакомпаний лётным маршалом. Что, правда есть такая профессия в нашей стране? 
 А.Ф.: Представь себе. По крайней мере была, пока не закрылась наша авиакомпания.
 Р.Х.: Речь идёт о "Трансаэро"? Верно? 
 А.Ф.: Да. Но давай по порядку. Насколько мне известно, в данный момент такой службы не осталось ни в одной российской авиакомпании. Когда-то сопровождение рейсов организовывали в "Аэрофлоте". Но у них были не вполне лётные маршалы. У них летали ребята из департамента безопасности, следили за порядком на некоторых особо "горячих" рейсах. Основная работа у таких сотрудников была "на земле", плюс иногда мотались в командировки. Что-то вроде подработки. Кроме того, были попытки создать подобную службу в "Норд-Винде". Продержались они недолго, от силы пару лет, но, насколько я знаю, парни там были достаточно суровые. Особо пересекаться не доводилось, но судя по достоверной информации настоящие профессионалы. Что касается "Трансаэро", то в нашей авиакомпании служба лётных маршалов существовала с 2007-го по 2015-й год. Официально она называлась Отделом Сопровождения Воздушных Судов. Вот в этом то отделе я и проработал с 2011-го до самого конца. 
 Р.Х.: Понятно. А что ты можешь рассказать о сотрудниках спецслужб (МВД или ФСБ), которые сопровождают рейсы под прикрытием?
 А.Ф.: Сказать ничего не могу. Очевидно потому, что они под прикрытием. Но если руководствоваться элементарной логикой, то понятно, что для спецслужб нет интереса посылать своих сотрудников в какой-нибудь Бангкок или Анталью наблюдать за пьяными туристами. У них и людей то столько не наберётся при всем желании. Вот если поступит информация о готовящемся на борту преступлении, то вполне вероятно, что туда направят специально обученных людей. А какого-либо аналога службы лётных маршалов, как в тех же США или Израиле, в правоохранительной системе Российской Федерации не существует. 
 Р.Х.: И это прискорбно. Насколько я знаю, в плане безопасности мы от этих стран сильно отстаём. А какой функционал был у "маршалов" "Трансаэро"? 
 А.Ф.: На этот счёт есть забавная история. Прилетели мы как-то раз в Доминиканскую республику. Выходим с напарником из самолёта, проходим на небольшую площадку перед входом в аэровокзал, ждём когда освободится наш экипаж, чтобы потом всем вместе ехать в отель. А там ребята из "American Airlines". Проводники, пилоты, а с ними молодой спортивный парень по гражданке. Пока стояли зацепились языками. Оказалось - американский скай-маршал. С его слов работает на федеральное агентство и в данный момент обслуживает рейсы этой авиакомпании. Очень обрадовался, когда узнал, что мы его российские коллеги. Начал с воодушевлением рассказывать о том как всё у них серьёзно, как их регулярно мучают рукопашкой, стрельбами, тактикой и прочими премудростями. А у вас, говорит, всё то же самое? Антитеррор? Мы с напарником переглянулись и с грустной улыбкой ответили по-русски: Антипьянь! Так что, хоть наши обязанности и включали в себя весь спектр вопросов безопасности, основная и практически единственная реальная функция у нас была борьба с пьянством на борту и его последствиями. По крайней мере на моей памяти в самолётах никто по-трезвому не чудил. Зато по пьяной лавочке чего только не вытворяли. И дверь в полёте пытались открыть (чего, к счастью, сделать физически невозможно), и бутылкой вискаря выбить иллюминатор, и к пилотам "в гости" зайти, и голышом по салону пробежаться. Про драки я вообще молчу. Иной раз после рейса пол салона в крови, наши с напарником рубашки в крови, сам хулиган в кровище, на полу лежит связанный, но довольный. Потому как не протрезвел ещё до конца и не понимает последствий своего разгула. Потом, конечно, сидя в какой-нибудь египетской КПЗ, вместо номера в отеле, начинает осознавать. Но, увы поздновато. 
 Р.Х.: Да... Это какие же нервы железные надо иметь, чтобы работать у вас! А как вообще набирали людей в службу? Сколько было человек? Какие критерии, и как сам туда попал?
 А.Ф.: Конкурс к нам большой был. Я помню у начальника отдела на столе всегда сотни резюме кандидатов лежали. А устраивались считанные единицы. В конечном итоге у нас летало человек 40-50. Но это были уникальные люди. Видишь ли, тут важен был не только послужной список кандидата. В нём должна была быть некая изюминка. Какая-то выраженная мужская харизма. Для такой работы недостаточно просто быть большим и спортивным, уметь людей в бараний рог скручивать или красиво морды бить. Такие навыки скорее для охраны ночного клуба районного масштаба подходят. У нас же более ценилось умение быстро продумывать стратегию взаимодействия с людьми, убеждать, психологически чувствовать оппонента, демонстрировать спокойное и уверенное поведение, и, я не побоюсь этого выражения - морально доминировать. А если тебе в итоге приходилось применять физическую силу, значит либо один из предыдущих пунктов у тебя хромал, либо твой противник допился до белой горячки, и никакое убеждение далее эффекта не возымеет. Что касается формальных требований к кандидату, то с него в первую очередь требовалась общая адекватность, прозрачная биография, отсутствие проблем со здоровьем и определённый уровень знания английского. После этого начальник отдела, в прошлом боевой офицер-разведчик, в ходе собеседования с кандидатом сам определял стоит его брать или нет. Своего рода живой детектор лжи. Лишние люди сразу отсекались. В итоге у нас набралась очень интересная команда. Там были и бывшие сотрудники спецподразделений (СОБР МВД, спецназ ГНК, спецназ ГРУ), и военные лётчики, и чемпион по боям без правил, и начальник уголовного розыска, и человек, занимавший в прошлом должность помощника министра, и чемпион Тверской области по танцам... 

Р.Х.: Как?! Прямо вот танцор? Интересные у вас критерии подбора персонала. 
А.Ф.: Да. Танцор. Только помимо этого он успел стать офицером ПВО, затем отслужить в ВДВ, а также пройти у меня серьёзную подготовку по Крав Мага и боксу. 
Р.Х.: Тогда не удивительно. 
 А.Ф.: Вот именно. Кстати, танцы ему здорово пригодились в работе.
Р.Х.: Каким же образом?! 
А.Ф.: Помогали с девушками знакомится в командировках. А что? Весь день он летит в самолёте над Атлантикой, крутит дебоширов, а уже вечером взрывает танцполы мексиканских или кубинских дискотек. У парня была завидная популярность. 
Р.Х.: Мда. Свои плюсы в ваше работе определённо были. Это нам, простым смертным, приходится пахать весь год, копить на отпуск. А для вас это просто рабочие будни. А.Ф.: Конечно. За эти пять лет я повидал столько интересных мест на глобусе, сколько большинство людей не смогло бы посетить за всю жизнь. 
 Р.Х.: И чем же вы там занимались в свободное время? Соблазняли местных красоток, попивая текилу возле бассейна? 
 А.Ф.: Ну... Это тоже имело место быть. Но каждый проводит время так ,как считает нужным. Я, например, больше всего на свете люблю спорт. Соответственно, почти в каждой командировке я пользовался возможностью посетить тренажёрный зал, или, хотя бы, совершить пробежку по берегу океана на рассвете. Когда попадал в Тайланд, то чаще всего арендовал мотоцикл и ехал на тренировку в один из кэмпов тайского бокса. В конечном итоге подружился со многими местными спортсменами. Те частенько звали меня выступить на местечковых соревнованиях. Но работа была на первом месте, поэтому карьеру бойца муай-тай я строить не стал.
Р.Х.: Азат, а чем ты привлёк к себе внимание, чтобы попасть на эту работу? 
А.Ф.: Ну. Для начала у меня там были знакомые из числа людей с которыми начинал заниматься единоборствами. Они дали свои рекомендации. И поскольку руководство отдела было заинтересовано в профессиональном инструкторе по Крав Мага, меня пригласили на беседу. Там всё прошло достаточно гладко и на следующий день я собирал кучу справок, проходил медкомиссию и сдавал экзамен по английскому языку. 
Р.Х.: Спецподготовку на работе проходил? Или тебя сразу в полёт отправили? 
А.Ф.: Только общую авиационную, вместе с пилотами и бортпроводниками. Учились спасать людей из горящего самолёта, пользоваться аварийно-спасательными средствами, выживать после посадки на воду. Всё остальное учили на месте. Какой-то опыт старшие товарищи передавали во время совместных полётов, кое-что сам со временем принимал на вооружение, что-то применял исходя из своего бэкграунда. В нашей стране, к сожалению, не существует пока какой-либо методической базы для подготовки лётных маршалов. Кстати, меня и брали на работу с расчётом на то, что я смогу внедрить свой опыт Крав Мага, приспособить эту систему к задачам нашего подразделения. Например, обучить коллег приёмам и тактике боя в ограниченном пространстве. Подогнать методику Крав Мага к задачам быстрой и наименее травматичной нейтрализации дебошира в условиях скученности и нехватки места на борту. За годы полётов применять всё это на практике мне приходилось часто. Но на официальном уровне развить эту тему не получилось. Видимо ещё рано для наших российских реалий. 
 Р.Х.: Кстати, Азат, можешь рассказать особо запомнившиеся случаи из практики? Какие-либо "жёсткие" рейсы, где ты проявил себя во всей красе? 
 А.Ф.: Хвалиться тут особо нечем. Обычная работа. Никакого такого геройства. Но уверен, что хлеб свой мы кушали не зря. Двое наших ребят, например, летели однажды из Тайланда и все 9 часов кряду сдерживали шестерых пьяных, агрессивных кавказцев. Они там до парня какого-то всерьёз докопались, а наши их успокаивали, не давали его покалечить. У этих горячих парней даже небольшая заточка странным образом с собой оказалась. Видимо тайские аэропортовые службы недоглядели. И никто из пассажиров не посмел пойти против них. Все сидели молча, боялись. Наши ребята понимали, что физически с ними не справятся, хотя готовы были биться до конца. Вот так на морально-волевых, на грани фола разруливали непростую ситуацию. В конце концов они дали понять, что не допустят на борту беспредела, во что бы то не стало. Кавказцы отступили. Что бы делал любой из нас в данной ситуации? Никто не знает пока сам не попадёт в неё. Кто-то может спрятался бы подальше с мыслью: "да ну и чёрт с ним, это всего лишь работа, не стоит из-за неё свою голову подставлять". А они поступили как настоящие маршалы. И когда выходившие из самолёта пассажиры, которых наконец отпустило чувство страха, говорили им: "ну вы, мужики, герои!" Те отвечали им: "да ну что вы, это всего лишь наша работа".
 Р.Х.: Ухх! Опасная профессия. И, надо сказать, нужная. Спасибо, Азат, что согласился рассказать о ней. 

 А.Ф.: Спасибо, Роман! Всем удачи! И приходите ко мне на тренировки!